Путевой журнал

Степной Волчок

Необъятное синее небо Тенгри, простор да раздолье, пьянящий запах полыни и уходящая в горизонт дорога. Таков типичный пейзаж пустынной степи. Ну а уже в бонус прилагается сорокаградусная жара, гуляющий по равнине ветер, отсутствие воды, песок забивающийся во все щели и ни деревца чтобы укрыться от палящего солнца… Первые дни в велопутешествии очень важны как в физическом так и в моральном плане, ибо организм входит в новый ритм жизни и происходит психологическая установка на долгие дни в дороге. Тут важно не “перегореть” сразу же, а адаптироваться постепенно. Для меня, как еще начинающего велопутешественника, стартовать с Мангышлака оказалось делом нелегким, ведь все райдеры проезжают эти земли по пути из Европы в Азию или наоборот, уже имея за плечами много месяцев езды. Тем не менее, я доволен что именно так я начал проходить “ускоренный курс молодого бойца”.

 

DSC00544

 

Итак, начался первый день серьезной езды. И начался с того что я столкнулся со злейшим врагом всех велосипедистов – сильным встречным ветром. После предыдущей бессонной ночи я чувствовал слабость и изрядно выдыхался, а местами просто спешивался чтобы пройти несколько сотен метров пешком. Далеко, по левую руку, синел родной Каспий и я уже мысленно прощался с ним.

 

DSC00550

 

Чтобы развлечься, я бросал вопросы на «лошадиный брейн-ринг», как я его шутливо окрестил, ибо где бы не встречались лошади, они постоянно стояли плотным (полу)кругом мордами к центру. «Как звали лошадей которые тусили с Гулливером? Давайте, у вас минута на размышление».

 

DSC00540

 

К обеду приехал на 43-й км от Актау – поворотный пункт направо, уже вглубь степи, где стояла первая чайхана. Чайхана в здешних местах – это такая кафешка-магазин где можно поесть, закупить всякую мелочь (от мыла до спичек), а помимо чая в наличии есть и прохладительные напитки, даже ледяное пиво. Такие чайханы являются просто спасителями для велотуристов и отрезки пути условно принято разделять от одной чайханы до другой. Ну а чай почему-то нигде не заварной, а из пакетиков. И плов местный мне не очень понравился. Зато понравились лагман, самса, манты и кисломолочные напитки — «Горный Тан» и шубат.

 

DSC00570

 

DSC00543

 

Поев и прикупив несколько литров воды я поехал дальше под сопровождающими взглядами облезлых верблюдов. Теперь встречный ветер перешел в боковой, что было еще опаснее, ибо меня постоянно заносило, а рядом то и дело проезжали тяжелые фуры и предупреждающе сигналили.

 

DSC00553

 

На километры обозримого пространства простирались нефтяные скважины. Это была территория месторождения Дунга и частые знаки предупреждали, что въезд с трассы строго воспрещен всем окромя машин нефтяной компании. Это мне не нравилось, ибо ужасно хотелось спать, а подходящего места чтобы укрыться и поставить палатку не было видно на многие километры. Так я ехал, пока не увидел поворот с основной дороги на параллельную и там же съезд под небольшой туннель, то бишь сток. Запрещающего знака не было, я свернул и разбил лагерь перед туннелем, ибо внутри него было как в аэродинамической трубе, хоть самолет пихай на испытание.

 

DSC00556

 

На следующий день я проснулся поздно. Солнце уже палило вовсю и дул все тот же встречный ветер. Я плюнул и решил провести этот день в палатке. Аппетита не было совершенно, но постоянно хотелось пить и я израсходовал почти весь запас воды, оставив всего литр на следующий день, точнее до следующей чайханы. Под вечер подъехал Мераб, работник компании Maersk, спросил все ли у меня нормально и дал несколько початых бутылок воды что были у него в машине. Золотой парень.

 

Стоит отметить, что Мангышлак богат историко-культурными памятниками, святилищами и просто удивительными формами ландшафта, но увы, добраться до таких место можно лишь на внедорожнике. Я осознавал мимо каких уникальных мест я проезжал, но увы, лицезреть их мог лишь на фотографиях. Может как-нибудь в следующий раз.

 

DSC00561

 

На следующий день к полудню я прибыл в следующую чайхану, на повороте на Шетпе, и запивая самсу чаем с молоком, наблюдал как ветер гонит за окном тучи песка и мой байк привязанный к решетке ворот покрывается толстым слоем грязи. На мою удачу, после полудня ветер ослаб и проехав аул Жынгылды я попросил у кыргызов работающих в поле и присматривающих за верблюдами разрешения поставить палатку у их домика, где и заночевал под изумительно прекрасным звездным небом.

 

DSC00564

 

DSC00565

 

Шетпе – ничем не примечательное поселение с ж/д станцией, я отпедалил быстро, лишь закупив запасы на дорогу. Тот казах в Актау оказался прав – весь путь до этого пункта я проехал по хорошему асфальту, но на выезде в сторону Бейнеу началась совершенно суперская трасса.

 

DSC00568

 

Идеально ровный асфальт, широкий карман, расчерченные линии… ехать было одно удовольствие если бы не мухи. По-видимому в процессе эволюции эти твари умудрились выработать способность летать на любом ветру, и не просто летать, а еще и прицельно садиться вам на губы, залетать в уши и ноздри. На ночь мне удалось найти отличное укрытие в туннеле под трассой, но разместившись в палатке я начал чувствовать головокружение и тошноту, которые не отпускали меня весь вечер. Списал на небольшой тепловой удар или что-то в этом роде.

 

DSC00572

 

Утром проснулся не в лучшем самочувствии. Местный мужик искавший потерявшегося верблюда огорошил меня сказав что впереди будет жуткое бездорожье и очень крутой подъем, а потом уже встретится чайхана. Хмм, даже не верилось что подобная трасса-стеклышко может как-то кончиться. Через несколько километров начался 7% подъем длиной эдак километра полтора-два. А наверху, на обочине стояла грузовая машина марки Shacman, которая обогнала меня несколько минут назад. “Сломалась” подумал я, но вот навстречу мне вышел водитель призывая остановиться. Оказывается машина была в порядке, а ждал он именно меня чтобы предложить подвезти. Вот это жест.

 

— Впереди дороги нет. Плохой грейдер и объезд по бездорожью. Давай, садись.

 

Признаться, после второго подобного предупреждения за это утро сомневался я недолго. По моему мнению, в велопутешествии надо сохранять и определенную гибкость. Конечно, есть коллеги которые утверждают что каждый метр пути надо обязательно проехать на байке, но я не сторонник такого фанатичного подхода. Велосипед – не внедорожник, а велосипедист – не киборг. Поэтому я считаю что лишний раз подвергать байк и себя ненужному риску не стоит, ибо лучше уж проехать 50-100 километров на попутке чем потом пилить несколько сотен до нормального города в поисках нужной запчасти, механика или еще хуже – доктора. Поэтому и в дальнейшем, если в силу обстоятельств какой-то отрезок пути я буду проезжать не верхом на байке, я буду честно об этом писать.

 

DSC00578

 

Итак, мы прочно разместили велосипед в кузове на тюках и тронулись. Моего благодетеля звали Желдыбай и он оказался замечательным веселым парнем. Желдыбай возит грузы по Мангистауской области и в Узбекистан и недавно женился. По дороге он стращал меня рассказами о всяческих смертельно опасных тварях живущих в пустыне Мангышлака, о диковатых нравах жителей местных аулов, о том как некоторые водители фур нередко засыпают за рулем, а некоторые водят принявши на грудь в чайханах, так что я только улыбался тому как все еще остался жив. Ну а дорога была действительно ужасная. Основная трасса скоро перешла в грейдер с песчаными насыпями поперек пути, так что проезжай я там, мне пришлось бы как-то еще умудряться перетаскивать груженый велосипед через эти насыпи, а объезды были как гармошка, так что все фуры нещадно трясло на ухабах. Я крепко держался за поручни и молился чтобы от тряски велосипед не отбросило к краям кузова или не выкинуло вообще за борт. Но все обошлось.

 

DSC00574

 

Затем мы подъехали к подножию подъема Маната где поодаль от святилища Манат Ата, у которого как у нас в Биби-Эйбате водители останавливаются чтобы пожертвовать мелочь и воздать молитву за счастливый путь, уже лежала опрокинутая фура и рабочие собирали разбросанный груз. В клубах песка и пыли, умело маневрируя машиной, Желдыбай преодолел подъем а к полудню мы уже сидели в прохладной чайхане поедая каурдак. Там же я впервые и попробовал кумыз который мне очень понравился. Я сердечно поблагодарил Желдыбая за такой человеческий поступок и дал ему свои контакты на случай если он задумает приехать в Баку.

 

Бейнеу – последний крупный населенный пункт в 90 км от узбекской границы стал желанным местом чтобы наконец-то смыть с себя всю грязь, переодеться в чистое и поспать на мягкой постели. Город особо ничем не примечателен – вокзал, административные здания, магазины, кафешки, маленькая площадь и жилые дома. Я провел три ночи в мотеле “Думан” прежде чем выехать ранним утром к границе. Тогда мне и в голову не могло прийти что спустя сутки я снова окажусь в этом городе но уже совершенно в другом качестве.

 

DSC00579

 

Дорогу от Бейнеу до пограничного пункта Тежен на границе с Узбекистаном можно охарактеризовать одним словом – катастрофа. Мне говорили что она в ужасном состоянии, но такого я не ожидал. Я выехал рано утром из Бейнеу по раздолбанной бетонке с обнаженным скелетом арматуры и уже вскорости ехал по раздолбанному асфальту, который местами переходил в форменное бездорожье. Я намеревался доехать к границе тем же вечером и поэтому ехал практически без остановок ибо приходилось на низкой скорости петлять между ямами и кучами песка. Велосипед нещадно трясло и все это отдавалось на следующий день в моих запястьях, коленях, шее и спине, не говоря уже о пятой точке. Вдобавок к жаре, приходилось глотать пыль которую поднимали проезжающие фуры.

 

DSC00580

 

Пару раз останавливали машины предлагая подвезти но я отказывался. Часто сворачивал с основной трассы на параллельную боковую, но толку было мало и два раза я упал заехав в толстый слой песка. Все было в песке — цепь, звездочки, руль, сумки… Ну действительно, неужели так сложно заасфальтировать всего 90 км стратегической дороги? Про себя я выдвинул шутливую версию, что это такой заговор казахских и узбекских железнодорожников, чтобы люди больше предпочитали ехать поездом.

 

DSC00584

 

В итоге, когда я, потный и грязный, приехал в Тежен было уже за полночь. Стояла тихая ночь, у ворот КПП толпились узбекские гастарбайтеры, а по прямой выстроились в очередь тяжелые фуры и легковушки.

 

DSC00588

 

Я подошел к воротам и подал знак молодому пограничнику, мол можно ли пройти. Помедлив, он вышел ко мне и убедившись что я турист, потребовал паспорт. И тут прозвучал первый звоночек к моим последущюм мытарствам – “Да у вас же миграционка просрочена”. Я не понял что конкретно он имеет ввиду и начал говорить что мол у нас безвизовый режим, что карточку мне оформили на границе и т.д. Он выслушал и через пять минут впустил меня за ворота веля идти в здание пограничного контроля. Там меня встретил другой пограничник и задав стандартный набор вопросов, проводил к окошку регистрации. Сидевший в будке сержант взял мой паспорт, посмотрел на миграционную карточку и вылил на меня ведро холодной воды – “Вы не можете пересечь границу. У вас просрочена миграционная карточка. Пройдите пока в сторону и подождите”.

 

Было около двух часов ночи. Я в недоумении отошел и присел на скамеечку поодаль. Что значит просрочена? И вот так началось мое трехдневное злоключение с казахским миграционным законодательством, но подробнее об этом я расскажу в следующей заметке.

5 thoughts on “Степной Волчок”

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Все статьи