Путевой журнал

Из Казахстана С Любовью

Вело-, да и вообще любое путешествие – это не всегда «море, солнце и пальмы». Иногда это и проблемы с властями, трудности с документами, ожидания в кабинетах, потрепанные нервы и испорченные планы, неважно по собственной ли вине или по воле злого рока. Эта заметка будет о моем неприятном приключении, надеюсь первая и последняя. Извините, постинг будет длинный, а фотографий кот наплакал, не до того было да и не те условия.

 

До сих пор не пойму как я упустил что в Казахстане, в течении 5 дней со дня въезда надо пройти регистрацию в органах МВД. Ни на одном туристическом сайте, ни в путевых заметках этих самых туристов я не встретил подобного пункта, хотя про регистрацию, например, в Узбекистане, исписаны террабайты. Мне ничего не сказали об этом на границе когда ставили штамп в паспорт и миграционную карточку, ну и я тоже болван — по беззаботности толком не прочитал что на этой карточке написано. Наоборот, с радостью подумал как хорошо что миграционку прямо на въезде оформили, взял и просто сунул в паспорт. Забегая вперед скажу, что мои американские друзья Фил и Мэри (кстати в Казахстане для граждан США ныне тоже действует кратковременный безвизовый режим), с которыми я опять пересекся в Узбекистане, тоже нигде не оформлялись и их выпустили из страны без всяких проблем.

 

Но как известно, незнание не отменяет вины, и вот я сидел в Тежене и ждал своей участи. К 03.00 поток людей кончился и сержант вышел ко мне. Оказался отличным парнем. Он расспрашивал про путешествие, всячески подбадривал меня, мол ничего страшного не случилось и все уладится, просто ночью побудете здесь, а завтра поедете на поезде (!) в Бейнеу для разбирательства. Я слушал и просто не мог поверить что все это реально происходит со мной и ужасно ругал себя за халатность. Пришел солдат, провел меня в казарму, помог разместить велосипед в подсобке, указал свободную койку и я отрубился как только голова коснулась подушки.

 

Утро. Меня будит солдат и проводит в столовую где дают тарелку манной каши, отварное яйцо, колбасу, хлеб и чай. Потом он отводит меня вместе с моим скарбом в небольшой флигель без двери у узбекской границы и велит ждать здесь до вечера. Внутри на скамейке сидит молодой каракалпак Оразбай, которого тоже сняли с поезда за просроченную миграционку. Мы проводим весь день в разговорах и делим все съестное что есть у нас в сумках. Я философски наблюдаю как воробьи свободно перелетают через пограничные заслоны и думаю о хомо сапиенс который разделил общую для всех планету демаркационными линиями, придумал документы, визы, печати, запрещающие знаки и отрядил легионы обслуживающие эту бессмыссленную систему.

 

DSC00589

 

В 17.30 на выход. Пыхтя, толкаю байк вверх по тропинке к ж/д станции машинально отвечая на стандартные вопросы солдат – «откуда-куда-как-почему-сколько». На станции уже стоят ребята рангом повыше – они будут проверять паспорта пассажиров. Знакомимся, разговариваем, отвечаю на те же самые вопросы. Говорят что меня оштрафуют и всего делов. Ну окей. Подходит поезд и я с помощью Оразбая кое-как впихиваю байк и сумки в тамбур. Проводники конечно же недовольны. В вагоне духота и полно каракалпакских гастарбайтеров – все едут на работу в Актау и другие города Мангистау. И весь путь от Тежена до Бейнеу я превращаюсь в живой аттракцион. Начинает кондуктор с вопросами, а далее подключаются и остальные. Почему не женат, какие деньги в Азербайджане, сколько мне платят за то что вот так еду, почему безработный… Мои ответы никак не укладываются в их картину мира и я вижу какая огромная пропасть лежит между нами хотя физически сидим в метре друг от друга. Мужики жуют насвай и по очереди плюют в пустую пластиковую бутылку, которую прячут под сиденьем. Огромная, жирная бабища, с которой все здороваются и которая является типа «старшей сопровождающей в группе» гастеров, смотрит на меня то ли как доктор на умалишенного, то ли как мясник на барашка.

 

И вот я снова в Бейнеу. Просто не верится. Проехать 90 км по бездорожью и пыли чтобы снова очутиться в этом городишке. Все грузимся в микро-автобус и едем в погранчасть. Там меня оформляют и молодой дознаватель по имени Арсен, провожая меня к воротам, велит быть завтра в 09.00. Навстречу появляется человек интеллигентного вида с усиками, — видно что офицер, но одет в гражданское, — тоже расспрашивает и говорит что ничего страшного, все уладится. «Ночевать есть где?» Вот о ночевке я как-раз и не успел подумать, и он говорит что рядом есть квартира за 500 тенге, там можно поспать и помыться. У меня в кармане всего около 1,500, уже темно, банкомат неблизко в городе и я соглашаюсь. Офицер звонит и через пять минут на старенькой и потрепанной шестерке приезжает хозяин – таксист Жинис, который немного говорит по-русски. С виду нормальный мужик.

 

— «Такси 500 тенге, квартира 500 тенге» выдает он.

 

— Где велосипед можно оставить?

 

— Есть гараж. Мой велосипед тоже там. Никто не украдет.

 

Еду за ним порядка полтора километра к его дому. Выбегает сынишка, Жинис отпирает гараж, показывает свой велосипед. Ну что ж, место выглядит безопасно, снимаю сумки, ставлю байк в гараж и готовлюсь пройти в дом. Но оказывается что квартира которую он сдает находится в другом месте. Хмм, я чую неладное, начинаю сомневаться, но уже ночь, я уставший и грязный, поэтому просто машу рукой, гружу сумки в машину и он отвозит меня на одну из темных улиц неподалеку. Темный дворик одноэтажного домика, дверь, просторная прихожая с рукомойником. Жинис проходит внутрь, я слышу голоса и понимаю что в гостиной есть люди. Складываю сумки и тоже прохожу. На полу сидят и смотрят ТВ таджики — старик и три парня. Встают, тепло здороваются со мной. Жинис пропадает и я, опустившись на пол рядом с приветливым стариком, уже начинаю понимать где я и кто все эти люди. Да, у всех них какие-то проблемы с паспортами, миграционкой и т.д. Старик например, уже торчит здесь второй месяц. Молодые начинают разбирать мой случай. Говорят о штрафе, о сутках и даже семи сутках в изоляторе… Для них я такой же бедолага застрявший в здешних крах. У меня ужасно болит голова и даже оживленные комментарии старика, который очень рад что я хочу проехать через Памир, меня не радуют.

 

DSC_0010

 

Я чувствую что совершенно не контролирую ситуацию, я чувствую себя кафкианским Йозефом К. чей процесс уже начался. Решаю помыться чтоб хоть немного отвлечься. Где тут баня? Баня во дворе, метрах в 50 от дома, деревянный сарайчик с подсобкой заваленной всяким хламом, деревянным полом и сливом. Вода? Воду надо доставать из колодца и если хочется горячей, то разогреть дома на плите. Черт уже с горячей, достаю ведро холодной воды, прохожу внутрь, растираюсь мочалкой и обливаюсь, прохожу в дом и вырубаюсь на полу.

 

Утром меня будит старик. «Вставай, дорогой, чай пей, хлеб кушай». А в части Арсен методично расспрашивает меня, вводит данные в компьютер, пишет протоколы. Вижу что он добрый парень и реально хочет мне помочь. В своей объяснительной пишу что совершенно не знал о подобном пункте миграционного законодательства. Не буду подробно расписывать все детали того дня чтобы не утомлять читателя, скажу лишь что все решилось благополучно, но мне пришлось провести сутки в полицейском следственном изоляторе. Расскажу лишь об этом.

 

Около 19.00 меня провели в комнату надзирателей. Все корректно и четко, но конечно, уж тут вам не отель Ритц-Карлтон. Документы, деньги, ценные вещи изымаются по протоколу. Надзирателю офомляющему протокол очень нравится мой налобный фонарик и он мигает мне, но я честно говорю, что вот будь у меня второй такой же, я бы с удовольствием ему подарил. Постепенно разговариваемся, они расспрашивают о велопутешествии, спрашивают не знаком ли я с азербайджанцем Фейзуллой который держит кафе у вокзала и которого все уважают, я рассказываю о Баку и жизни в Азербайджане. Кажется тут сидят только гастарбайтеры, а я как первый, наверное, за всю историю велотурист в этом изоляторе, им в диковинку и они вроде бы начинают мне даже симпатизировать.

 

И вот впервые в жизни я в камере. Тут железные нары, зарешеченное окно, умывальник, параша и ведро для слива воды. Питьевая вода в коридоре в чане, к нему привязана цепью общая железная кружка. У меня с собой поллитра воды которую разрешили пронести. На нарах сидят двое – узбек Коанч и каракалпак Мурад. У обоих по семь суток. Нормальные ребята. Коанч работал в Подмосковье, бегло говорит по-русски и энергично пересказывает сюжеты фильмов которые я в жизни не видел – «фильм Бойка не видел?», «а вот есть фильм, там где один хаккер…» Он хорезмский и поэтому также рассказывает мне о красотах Хивы, где кстати я и пишу сейчас эти строки. Раскатываю матрац и одеяло на нижней койке и понимаю что в жизни не смогу положить голову на эту подушку. Это постельное белье видело уже не одного постояльца и еще увидит, прежде чем заменят или отнесут в прачечную.

 

Через час прибывает новая партия сидельцев – два немолодых казаха и несколько узбеков-гастеров. Трех молодых из них завтра депортируют из страны, остальным еще сидеть. Нары постепенно занимаются. Один из казахов, видно что алкоголик, повязанный на 10 суток за то что был бухой и выбросил пакет на улице, со словами «извините, ребята, я тут уже прописан» начинает мыть в раковине ноги и носки, пара узбеков достают насвай и начинают поминутно плеваться в парашу…

 

Второй казах, с лицом дядюшки Ву из гонконгских фильмов, повязанный на двое суток за то что выкинул бычок на улице, оказывается соседом Фейзуллы и тоже спрашивает не знаю ли я моего хорошего соотечественника. По команде «отбой» все ложатся. Я тоже кое-как укладываюсь. До 19.00 следующего дня это мое новое пристанище. Велосипед мой в гараже таксиста, сумки на квартире таджиков, ценные вещи в сейфе полиции, а сам на нарах. Картина, как говорится, маслом.

 

Подъем в семь или восемь утра — уж не помню, часов нет и поэтому точное время не определишь. На завтрак рисовая каша и хлеб. Я брезгую есть из этой посуды и беру только кусочек хлеба – уж просиди дольше, конечно ел бы как миленький. Аппетита все равно нет. Самым молодым узбекам велят вымыть полы в камерах. Нам разрешают ходить по коридору и выходить во внутренний двор. Разговоры сидя на корточках, курение, насвай и плевки. В новой смене надзиратель расспрашивает меня и тоже проникается симпатией узнав что я турист, что у меня и у родителей высшее образование, работал в ООН и все такое.

 

— Эх, Аббасов, ну что ж ты так нарушил-то?

 

— Да по незнанию, товарищ начальник.

 

Днем опять оформление, теперь уже в здании полиции. Первый кабинет, второй, фотографирование, протокол…  Снова камера и коридор. Как же долго тянутся часы… Такое ощущение что время остановилось. Хоть бы книга была, или кроссворд какой-нибудь. И вот наконец долгожданный вызов на выход.

 

Теперь действую быстро – забираю оформленную миграционку у Арсена, звоню Жинису, расплачиваюсь с ним, забираю байк и вещи, — замечательно, все в сохранности, — и еду в знакомый мотель «Думан». Хозяйка и кухарка очень удивлены. Спустя двое суток опять я. Моюсь и раскладываю варианты выхода из страны. У меня в запасе 5 дней и я хочу поскорее выбраться отсюда, пока еще чего не случилось.

 

— Ехать опять к границе не хочу однозначно – с меня хватило уже одного раза, по такой дороге ехать только велик гробить. А такси сдерет большую сумму за проезд. Да и машины нормальной я не видел в этом городе, только старые легковушки которые возят гастеров. Отпадает.

 

— Вопрос регистрации уже встает очень остро, в Узбекистане с этим строго, надо регнуться в течении трех дней с момента въезда, а у меня паспорт никакой не крутой мировой державы. И уж совсем бы не хотелось платить штраф или загреметь в узбекский изолятор, м-да.

 

— От узбекской границы до Кунграда, первого нормального города где можно зарегистрироваться, пилить больше 300 км по пустыне по сорокоградусной жаре, с чайханами расположенными достаточно далеко друг от друга. Это значит что только воды надобно таскать постоянно литров 10. Боюсь просто физически не успею.

 

Итак, оценив все факторы риска, решаю сесть на поезд Бейнеу-Кунград. Решено. На следующий же день с утра снимаю деньги, покупаю билет на вокзале и тут же нахожу кафе «Гюнель» чтобы наконец-то познакомиться с Фейзуллой. Мировой мужик, зовут вообще-то Физули, живет, работает, уважаем в городе. Наливает мне чай и рассказывает сколько через его кафе прошло путников-азербайджанцев. Были и нормальные люди, были и откровенные подлецы которые поев ссылались на отсутствие денег, а то и занимали деньги и пропадали… Физули муаллим спросил есть ли у меня деньги, нужна ли помощь, велел дать его имя если вдруг будет неприятный контакт с полицией на вокзале. Я сердечно поблагодарил за заботу и мы попрощались.

 

DSC_0014

 

Отправление было в 02.00, и в 21.00 я был уже на вокзале. И был как тополь на плющихе, под любопытными взглядами бесчиссленных торговцев, работников ж/д, пассажиров, просто зевак. Все вызовы на разговор просто игнорировал, мол я турист и не понимаю по-вашему. Черт побери, мне просто хотелось побыстрее уехать.

 

Но вот и поезд. Теперь важно надежно разместиться с вещами. Знакомлюсь с проводниками. Они удивлены, задают миллион вопросов. «Что, с велосипедом в поезд хочешь?» Я выдаю все фирменное азербайджанское обаяние на которое способен. Мол, начальник, все нормально, разместим в тамбуре, я уже ехал так, помоги нормально доехать в Кунград, я уж в долгу не останусь.

 

В итоге размещаем байк в тамбуре-курилке между вагонами. Удивительным образом удается закрепить велозамок на трубу под стоп-краном. Сам размещаюсь рядом в плацкарте с сумками, у туалета, но что поделать, надо присматривать за байком. В вагоне ужасно душно и пассажиры прохлаждаются на перроне. Обливаюсь потом но сижу внутри у вещей, мало ли. Их много а я один. Наконец трогаемся. Через два часа в вагон заходят уже знакомые мне пограничники для оформления паспортов. Узнают меня, жмем друг-другу руки, они рады что у меня все окей, желают удачи. Отличные ребята. Получив паспорт с штампом о выезде, я могу наконец вздохнуть спокойно. Элвис покинул здание. Впереди новая глава – Узбекистан, и какой она будет я пока не знаю.

 

До свидания, Казахстан. Ты стал моим нелегким стартом на долгом пути, ты потрепал меня и физически и морально, и я благодарен тебе за школу прочности. Я покидаю тебя став сильнее и уже окончательно покончив со старым укладом моих дней.

 

Но у меня напоследок один вопрос. Почему коллеги-путешественники Фил и Мэри, которые точно так же как я, не знали о надобности регистрироваться и предъявили на выезде точно такую же «просроченную» миграционную карточку, благополучно выехали? Это что, такая практика двойных стандартов или я чего-то не понимаю?

 

 

 

9 thoughts on “Из Казахстана С Любовью”

  1. Красавец! Преодолел сложности. Изложил ясно и красиво, в движении.
    Удачи Турад, везде!

  2. Эх. Турал, позвонил бы, я бы тебе все объяснила про законодательство Казахстана, как и что.

    1. Ничего, в следующий раз буду знать. Как пересеку границу так сразу побегу в полицию за регистрацией :)

  3. Да ужж… Читая тебя начинаешь понимать чего мы лишены проживая свои обыденные будни в городской суете. Завидую тебе…. счастливый ты человек.

    1. Ну, поверь мне, друже, порой каждодневное педалирование тоже кажется такой рутиной что выть хочется. Думаешь какого черта я здесь делаю когда друзья сидят в тепле и попивают пиво :)

  4. Только сейчас сел читать твой прекрасный очерк, Турал. Сам тоже путешествовал, блин как же ты про 5 дней в Казахстане то не знал???
    Обидно честное слово, ну а про граждан США, да это двойные стандарты….. увы наш паспорт не очень уважают. Имея на руках визу в страны Юго-Восточной Азии, часто был сам задержан при прохождении границы (((( Куча тупых вопросов…. один раз даже поместили в комнату где держат всех кого подозревают в нелегальном траффике людей. Короче Инсан Алверине аз гала дюшмюшдим.

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Все статьи